О детской дружбе, украденном велике и принцессе-Мышке…

Остановить свое профессиональное внимание на детской дружбе, меня сподвигнули недавние наблюдения за сыном и племянницей. Опишу две ситуации.

Первая история. У сына мальчики украли велосипед. Вышел довольный и счастливый покататься на новом велике во двор, вернулся со слезами. Сказал, что друзья попросили покататься и уехали. Стали выяснять — что за друзья, если ли шанс их найти.

-Вася, мальчики из нашего двора?

-Нет.

-А где они живут?

- Не знаю.

-Они в твоей школе учатся?

-Не знаю.

-Ты их когда-нибудь видел в школе или во дворе?

-Нет.

-Но зовут-то их как?

-Не знаю.

-Вась, так почему же ты их друзьями называешь?

-Ну, так мы же играли вместе во дворе!

-Вася, а что такое друг?

Долгая пауза, а затем смущенно:

-Не знаю.

Вот и поговорили. Велосипед ушел навсегда. Но после разговоров о том, чем друг отличается от приятеля, приятель от знакомого, а знакомый от прохожего и т. д. , Вася решил, что друг у него Илюша, а в парке, во дворе, в санатории, на площадке… знакомые и приятели, а им велики и телефоны не отдают за просто так.

Какие для себя я сделала родительские выводы из этой ситуации? Мой сын не умеет знакомиться и, пожалуй, может даже не понимать, зачем это вообще нужно. Что и как узнавать о новом знакомом он тоже не знает и, возможно, стесняется расспрашивать. Про дружбу он еще не задумывался и ему всякий друг, кто с ним играет. Это что касается знакомства, общения и дружбы.

Мысли о том, что сын еще не осознаёт ценности вещей и не может быть бережливым уже оставила на потом. Добрый мальчик-лопушок, это тоже для будущих разговоров и нашего с отцом, прежде всего, родительского осмысления — как сохранить доброту и щедрость в сыне, но научить его беречь и ценить свои вещи, достоинство и время.

Вторая ситуация. Моя маленькая шестилетняя племянница. Умненькая, очаровательная, домашняя принцесса. Поздний ребенок после двух пацанов. Папой и мамой выхоленная. Сама читать научилась, в садике и дома умничка, ласковая, к словам понятливая, не капризная. В общем — правильная принцесса. Но вот наша маленькая Анечка-трехлетка ей до того жару задает, что милая девочка прячется под лестницей и плачет от отчаяния.

Ей все дают советы: как Аньку-пулеметчицу приструнить, что надо быть сильной и смелой, как важно уметь постоять за себя. А она уходит и плачет. Когда племянница была совсем малышкой, мне прислали фото, где она была похожа на маленькую мышку с хитренькими глазками и торчащими ушками. Я ее Мышкой и называю с той поры. А вот в этом году смотрю и по характеру Танюшка, правда, как мышка. Если безопасно, может и шалить, и баловаться, и шуметь с Васькой и подружками. А если кто ножкой топнет, ручкой замахнётся, игрушку отберет … прошуршит в свое укромное местечко и горюет там в одиночестве.

Почему девочка не может постоять за себя? Почему так быстро попадает под влияние других детей? Почему с новыми ребятами робеет и тушуется? Как её научить эффективным поведенческим стратегиям? Как это сделать так бережно, чтобы её нежность и очарование не пропали, чтобы новые поведенческие проявления стали созвучны её натуре, как ей помочь противостоять другим и себя проявлять смелее? Родители думают и я вместе с ними.

Эти два наблюдения и последующие размышления, также проблемы, с которыми в течение последнего года ко мне приводили на песок детей, заставили меня глубже коснуться темы детской дружбы.

Психологи народ сильно, а иногда избыточно отрефлексированный, привычный обращаться к своим переживаниям, проблемам и страхам. И я такая же. Стала вспоминать свои детские дружбы и себя в них. Как я задруживалась и как дружила. С кем мне было легко и интересно, а кого избегала и побаивалась. С кем мне хотелось подружиться, а кому хотелось дружить со мной. Как мы ссорились и из-за чего. Как мы мирились и кто первый шёл на примирение?

Надолго я погрузилась в свои детские воспоминания. В памяти веером раскрылась целая антология моих детских дружб с именами, годами, историями… Интересное занятие, скажу я вам. Попробуйте, увлечетесь не на шутку.

Кстати, далёкое, но чудом воскресшее воспоминание о детсадовской подружке, помогло мне понять одну из своих странностей, неопознанного доселе происхождения. Но, видимо, в детстве это было так для меня болезненно, что психика позаботились и накрепко, более чем на 40 лет вытеснила это переживание из моего сознания. Рассказала об этом открытии мужу — удивился и порадовался, оказывается он никак не мог понять такую мою особенность. Считал капризом или ханжеством. Вот ведь куда привели воспоминания о детской дружбе-вражде! Я стала в чем-то свободнее и понятней для себя и близких.

Понаблюдав за своими детьми, вспомнив многое о себе, я пришла к неудивительному выводу, поражающему своей не новизной. И мне, и моим детям, и тем ребятам, которые приходят ко мне на песочную терапию, не хватает самых простых, но эффективных навыков общения со сверстниками.

Я попыталась схематично разложить дружбу по полочкам и ящичкам, безусловно, это не научная структура, а обыденно-практическая. И вот что получилось.

На полочке » делать» в ящичках » уметь» лежат коммуникативные навыки:

протянуть руку, слово, внимание интересному незнакомцу, с любопытством расспрашивать о другом, с интересом рассказывать о себе, слушать другого, слышать и распознавать что он хочет сказать.

Тогда и познакомиться проще, и задружиться легче, и распознать «свой — чужой» быстрее.

На полочке » знать» лежат такие ценные вещи как: знания о себе и о внешнем мире.

Здесь располагается знание того где и с кем уместно знакомится и что про себя можно рассказывать, чем похвалиться, чем погордиться, о чем промолчать до поры до времени. Знать и уметь словами выразить свои чувства: симпатию, заинтересованность, злость, обиду, благодарность…

На полочке «чувствовать» лежат самые сокровенные ценности — это переживания ребенка по отношению к себе, к другому, к ситуации.

Здесь хранятся детские симпатии и обиды, восторги разочарования…

Если учить ребенка постепенно, но последовательно овладевать такими умениями и знаниями, то его жизнь в коллективе будет куда свободней, интересней, достойней. И, возможно, во взрослом возрасте у него не встанет вопрос о необходимости тренингов по эффективным коммуникациям, он не будет страдать от одиночества, скуки и безделья. С друзьями уж точно веселее и ярче жизнь.

Чем могут помочь родители Танюшке – мышке? Начать с простого и легкого.

Например, чаще водить её на площадку, где есть новые дети и учить знакомиться с ними. Также поступать, оказываясь в новом месте, в гостях. Тем самым приучать устанавливать контакт, не бояться новых знакомств, уметь это сделать легко и непринуждённо. Конечно же после таких знакомств, хорошо бы поболтать с девочкой о её новых приятелях – как звали, чем понравились, во что играли…Это, во-первых, позволит понять родителям, что запомнилось дочке, а во-вторых, помочь формировать ей своё отношение к друзьям, выражать словами свои мысли и чувства.

Её также стоит научить говорить проказнице Ане: «Мне не нравится когда ты так делаешь, ты меня обижаешь и мне не хочется с тобой играть. Вот твоя посудка, а вот моя. Хочешь, чтобы мы играли вместе — извинись и больше так не делай».

Сложно? Да. Танюшке сложно. Почему? Дома и в садике атмосфера благожелательная и почти тепличная. И ребенок не научился ограничивать свое пространство и защищать свои границы. Их пнули — ткнули, они порушились — маленький человечек чувствует себя небезопасно и потеряно. Плачет и уходит в себя.

Совершенно неконструктивно и даже вредно, когда ребенка останавливают родители, если он пытается защитить свои границы и игрушки от ровесника-гостя или на детской площадке. Мы, мамы и папы, исходя из правил гостеприимства, соблюдения этикета, взрослых норм вежливости, часто говорим своим детям: уступи, отдай, поделись, подари …она\он же у тебе в гостях, у тебя много, ты же добрый…!

Но у маленьких детей нет потребности в этикете, они еще не понимают социальной значимости взрослых условностей, а при такой постановке дела научаются не столько доброте, сколько бросовому отношению к своим границам и потребностям, к тому, что другой важнее меня.

А потом, через много лет приходят к психологу тёти, пожизненные Золушки без хрустальной туфельки, которые живут, отдавая всю себя другим, а себе — по остаточному принципу, когда у всех уже всё есть.

Как в детской приговорке про сороку– этому дала (мужу), этому дала (маме), этому дала (детям), этому дала (подруге, работе, дому…) – а себе что дала? Усталость, одиночество, тоску и невостребованность из-за не интересности и эмоциональной вялости. На себе экономила-экономила и протухла?!

Замечу, я ни в коем случае не сторонница эгоизма и стяжательства, я за равновесие между личным и общественным, между Я и Другие. Это два равноценных вектора, но часто один превалирует и тогда либо нарцисический эгоизм произрастает, либо «сиротка Хася, бедная Лиза…».

Вернемся к велосипедной истории. Васе купили новый велосипед, уже четвертый. Отпускаю во двор, по возвращении провокационно спрашиваю.

-С кем катался?

-Ни с кем. Один.

-Что, пожадничал дать свой велик? (ну просто не мать, а «мачуха злобная»)

-Нууу, у Максима свой велик, а другой мальчик-Саша- не умеет кататься, а еще один был чужой, я его не знаю.

-Понятно. Ну, иди руки мой и обедать.

Не стала развивать я тему, услышав главное — чужому, незнакомому велик свой не дал. Глядишь, так до конца сезона велосипед и доживет.

Что важное я от сына узнала, точнее, подслушала в его словах? Первое — то, что он знаком с двумя из трех встреченных сегодня во дворе детей. Стало быть, уже умеет знакомиться и понимает, зачем это ему нужно. Второе — поинтересовался умением Саши кататься — не постеснялся задавать вопросы и стал прикидывать — не навредит ли ему парень. Третье — не дал чужому мальчику свой велосипед — значит, прошлогодний опыт в памяти осел накрепко. Ну что же, можно порадоваться за сына. Время не прошло бесполезно и наши разговоры проросли зернами коммуникативных умений.

Посеяв эти навыки, теперь можно их развивать, а значит, сыну будет не только легче завязывать новые дружеские отношения, но он сможет в них быть более творческим, более свободным. Он сможет дружить по-настоящему – с душой.

Можете мне кинуть упрек, что я таким образом жадность формирую в ребёнке. Не соглашусь. В моей картине мира — это бережливое отношение к своим вещам, уважительное отношение в деньгам родителей (велосипеды были очень не дешевыми) и умение дифференцировать дворовые знакомства. У вас, возможно, будет своя точка зрения. Мне было бы интересно её узнать.

Лично я очень верю в дружбу. В моей жизни друзья важная часть моего мира, моего развития, моей души. Я люблю дружить, хоть и друзей у меня не много, можно сказать наперечет. Но каждый из них дорог, интересен, уникален.

Признаюсь, в детстве я была необычайно робкой и стеснительной девочкой, это очень мне мешало обзаводиться новыми знакомствами и я очень страдала от этого. Но, как говорится, «шли годы…»

Как психолог, а это специалист по человеческим отношениям, прежде всего, понимаю, что нужно учить ребенка дружить. Тем более в нашем российском ментальном пространстве, где всегда будет жива поговорка «не имей сто рублей, а имей сто друзей». Можно, безусловно, поёрничать насчет современных акульих нравов, коммерциализации дружбы, мол, повсюду лишь «ты мне – я тебе» и потребительского отношения к людям… Но это зависит от семейных ценностей, прежде всего, их ребенок впитывает и впечатывает в свое мировоззрение и душу.

Я уверена, что дружбу, тепло человеческих отношений ничем не вытеснить из нашей жизни. А поэтому стоит развивать в детях умение знакомиться, завязывать и развязывать отношения, открываться и сотрудничать, прощать и уступать, договариваться и доверять…Учить дружить!

Пока я анализировала свои наблюдения и размышления, писала статью, разговаривала с другими мамами на эту тему, я все больше и больше подумывала о создании детской коммуникативной группы, где мальчишки и девчонки с трудностями и проблемами общения со сверстниками смогли бы схватить и внести в свою копилку подобные навыки. Меня очень увлекает эта задача.

Пошла додумывать и строить планы! Как сверстаю идею с практикой — доложу и приглашу))