Как выбрать хорошего психолога? Часть1.

Недавно я забросила на форум Литлвана вопрос: «Как выбрать хорошего психолога?». Задумывая книгу о психологах, мне было интересно понять, что обычные люди думают об этих специалистах, как себе представляют их «хорошесть», каковы будут критерии этой «хорошести».

Это не последний мой вброс подобной темы в среду потенциальных потребителей психологических услуг, ещё есть родители в школе моего сына, прохожие на улицах, Контакт и прочее.

Но первый срез обычно чем-то милей и дороже всего последующего, даже если он потом сильно разбавляется новыми данными и мнениями.

Для удобства восприятия информации, разобью всё сказанное участниками форума на 4 группы:

  1. что хотят увидеть в «правильном» психологе;
  2. чего ожидают от него;
  3. как видят общение с ним;
  4. всякие хотелки и мечталки.

Вот что получилось.

Он должен быть не молодым, но и не дряхлым – идеальный возраст 40-45 лет, чтобы оброс хорошим опытом, обаятельный, с приятной, располагающей внешностью. Хорошо бы фото в соцсетях увидеть, чтобы на Гоблина не напороться.

«Количество и качество отзывов в сети. Да, это сильно никакой способ, но доверие непонятным людям в инете — какая-то запредельная штука».

Интеллектуально-профессиональная экипировка должна быть на все случаи жизни – образование медицинское и психологическое.

«Образование лучше медицинское, но совсем не обязательно, обязательна стажировка (можно заграницей) или дополнительное обучение психологическому консультированию - обычный ВУЗ не дает необходимых навыков».

Некоторые, особо пристрастные думаю вот так:

«Доверие у меня вызывает психолог, который осознает то обстоятельство, что профессию он получил не в ВУЗе советском или российском, а сам трудился или из рук в руки у кого-то толкового»

«Психолог, который выходит за рамки, подогнанной под российскую специфику методики».

Смущает лично меня в этих словах, то, что все ВУЗы у нас Российские и это ведь не скорняжное дело, чтобы его передавали и получали из рук в руки.

Супервизия профессиональных коллег – да, согласна, общение с практиками, узнавание их опыта – да. Сама так училась и тем поныне живу. Хотя может быть автор именно это имел в виду, а я его недопоняла. Извиняюсь.

Встретилось ещё вот такое мнение:

«Мне важно в какой сфере имеет опыт практической работы и есть ли печатные труды»

«Меня не сильно будет интересовать базовое образование. Больше – метод и школа…Хорошо бы, помимо прочего, обучение у западных терапевтов и членство в европейских ассоциациях».

Интересно! Вот что по этому поводу недавно в интервью сказал мне один из моих учителей Марк Певзнер: «К модальностям (т.е. психологическим парадигмам) я отношусь очень условно. Я серьезно отношусь к психотерапевтам, профессионалам своего дела. Профессиональный терапевт, неважно какой парадигмы он придерживается, это уже само по себе достаточное условие для успешности в работе с клиентом. Не надо выбирать парадигму, надо искать своего психолога.

Есть мифы вокруг всего – вокруг юнгианства, гештальта… Группа Ирвина Ялома провела исследование на предмет эффективности психотерапевтов разных парадигм и они выяснили, что профессиональные терапевты разных школ похожи друг на друга гораздо больше, чем терапевты одной и той же парадигмы, но менее профессиональные».

То есть, уважаемые потенциальные клиенты – ориентируйтесь в своём выборе на личность психолога, вашу совместимость с ним, а не на метод и школу.

Вот, например, так, как пишут участницы диалога:

«Про эмпатию подумала. Если я почувствую, что мне с этим человеком комфортно, наверное, пойду ещё к нему на прием. Если почувствую дискомфорт — однозначно нет, и его звания и дипломы мне будут по барабану».

«Если тебе вдруг повезло, и ты совпал с человеком, то это большое счастье».

Ещё прозвучал в ответах интересный момент о личной жизни и особенностях психолога. Что здесь мы хотим увидеть?

«Семейное положение немаловажный показатель….я никогда не пойду на консультацию к незамужней женщине, исключение составит только если она недавно потеряла мужа по причине, например аварии, то же касается одиноких мужчин старше 30 лет)))»

«Если я иду консультироваться по поводу ребенка, то хотелось бы спросить о наличии собственных детей у специалиста…»

«Если специалист консультирует приемные семьи, то обязательно спрошу о наличии у него приемных детей»

«Если человек имеет тики, спросила бы их причину»

«Страдает ли депрессией иногда»

Ох, страдаю, еще как страдаю! Радует, что это не повод к моей выбраковке из профессии))

«Знак зодиака (к водяным не пошла бы, будь выбор)»

Вот незадача, а я Рак. Ну, не мой клиент, стало быть.

«Лично я предпочла бы православного психолога, или симпатизирующего, но не фанатичного».

«Я всегда спрашиваю, курит ли психолог. Для меня это принципиально».

А вот что меня очень уж очень порадовало!!

«Курящий алкоголик для меня милее догматика, всегда точно знающего, как НУЖНО»

Браво! Был у меня такой знакомый психотерапевт, гений своего дела, до сих пор мы с друзьями-коллегами вспоминаем его, как нашего главного наставника и учителя, юморного, умнейшего и глубочайшего проводника по дебрям семейной терапии. Нет его с нами, и сердце по нему тоскует.

Это был Талант. И мы молодые и некурящие, как птенцы, хлопая клювиками, теснились в курилке, чтобы не пропустить ни одного его слова, ни одной его шутки или байки. Великая благодарность ему, курящему и выпивающему, но спорному и сметавшему все условности и догмы, во имя искренности и радости бытия.

Лирико-драматическое отступление, уф.

Вернемся к нашей теме о «правильном» психологе. С одной стороны, я согласна, что важен для специалиста личный опыт проживания материнства, супружества, горя, страхов, одиночества…В общем он должен быть, безусловно, не чужд все тем, экзистенциальным переживаниям, что и любой другой думающий человек.

Наверно об этом пишет участница форума:

«Высокий интеллектуальный уровень. Те самые экзистенциальные убеждения, да-да».

Сразу вспоминаю давнишние упрёки моих пациентов наркоманов и алкоголиков, которые резко и презрительно бросали мне в лицо: «Как вы можете нас понять и нам помочь, если вы не переживали кайфа, ломки, страшного похмелья, наших радостей и страданий!»

Или другое: «Я не могу вам вполне доверять, потому вы не проходили через ужасы насилия!»

Из недавнего: «Что вы можете знать о чувствах брошенной женщины, вас ведь не предавали, у вас семья, муж, дети…»

Да, и, слава Богу, что многого горестного в моей жизни не было, было другое. Что движет такими всполохами эмоционального недоверия? Страх быть непонятым и непринятым. Но это уже заноза не в терапевте, а в самом человеке. Вот как раз работа с этой болью, именно она — опыт отвержения, пренебрежения, непонятости, одиночества и бессилия и есть то, с чем следует работать вместе с психологом, а не обсуждение «как это было у тебя и как это было у меня». От такого дележа опытом толку мало, если лишь к этому сводится разговор, да и не терапия это вовсе, а посиделки.

Но поверите ли вы мне на слово, что терапевт, как любой думающий и рефлексирующий человек знает щемящую тоску одиночества, холодный страх быть отвергнутым и презренным, бессилие от того, что тебя не понимают…

Но он знает и большее, как с этим быть и не разрушаться, где искать ресурсы, и что может быть источником силы и мужества, что бы эту боль души преодолевать. Он может быть рядом, не мешая и не понукая, чтобы человек сам, медленно, муравьиными шажками, с опаской, но с желанием шёл и не останавливался в поисках своего истинного себя. Чтобы сам находил ответы на вопрос: «Куда мне жить?».

Поэтому, если вам интересно, а ведь и вправду интересно знать кое-что о личной жизни вашего психолога, вы у него же и поинтересуйтесь. Заодно на деле проверите, насколько он готов быть с вами открытым и искренним, а также вы почувствуете пластичность его границ и свои границы вам легче будет конфигурировать.

Вот что писал об этом Ирвин Ялом в своей книге, практически учебнике для молодых психотерапевтов, «Дар психотерапии»:

«Если пациенты хотят узнать, женат ли я, есть ли у меня дети, понравился ли мне какой-нибудь фильм…чувствовал ли я себя неловко во время нашей случайной встречи на нейтральной территории, я всегда отвечаю прямо. Почему нет? Что в этом плохого? Как можно, оставаясь столь скрытным, добиться искренности в отношения с другим человеком?»

Т.е. вам не слишком должно быть важно была ли я изнасилована или почему безмерно алкоголизировалась, обращайте внимание на главное – насколько я способна услышать вашу боль, быть с вами рядом, не отгораживаясь от того страшного или печального опыта, который вас привел к психологу.

На этом обзор на тему «хорошего психолога» прерываю до следующей статьи на эту же тему. Так как осталось ещё много интересных высказываний и пожеланий участников форума.

Хотелось бы услышать ваши размышления и комментарии о «хорошем и правильном» психологе.