Глава 7. В которой Зойка выдает маме тайну волшебных детей, а также о дополнительной щепотке звездной пыли от Великого Сингуляра

 

Началась новая неделя: уроки, перемены, домашние задания…Но не это было сейчас главным в жизни Зойки и Прохора.  Шел восьмой день поисков. Почти на всех переменках друзья  уходили в дальний угол и обсуждали, как  найти остальных волшебных ребят и где может находиться Золотой шар. Их очень вдохновило знакомство с Василием и Машей, ребята часто перезванивались, обменивались идеями, болтали. Теперь у них появилось тайное  сообщество единомышленников.

А на уроках Зоя задумчиво вырисовывала замысловатые каракули, которые отлично помогали ей фантазировать, но, к сожалению, отвлекали от того, что рассказывала учительница. Зойка то и дело слышала замечания в свой адрес и даже заработала укоризненную запись в дневнике. Она стала совсем невнимательна на уроках, а «домашки» выполняла наскоро и небрежно, за что получала плохие отметки.

В пятницу, как обычно, мама взяла дочкин дневник на подпись. То, что она в нем увидела, её опечалило:  две тройки по математике – за контрольную и за работу на уроке, тройка по «Окружающему миру» и замечание за плохое поведение.

- Зоя, что случилось? Почему такие отметки? – огорченно поинтересовалась мама. Она знала, что дочка баловница и частенько ленится, но такого количества плохих отметок еще не бывало.

Зойка молчала, уткнувшись взглядом в пол.

Мама начала сердиться:

- Зоя, я тебя спрашиваю! Почему такие плохие отметки?

- Не знаю, — промямлила девочка.

- А кто знает? Это твой дневник, твои отметки, и ты должна знать, почему они таковы, — резонно выговаривала мама.

Зойкины глаза наполнились слезами. Ну как признаться маме, что фантазировать о Золотом шаре и волшебных детях  куда интересней, чем складывать в столбик, решать задачки и читать параграфы из учебника!

Две блестящих дорожки пробежали по Зойкиным щекам, собрались и повисли большой каплей на подбородке, а затем скатились на кофточку, превратившись в мокрое пятно. Зойка плакала и от стыда за свои отметки, и от того, что не может признаться маме, почему ей стало скучно учиться.

Мама посадила дочку к себе на колени и обняла:

- Зоюшка-Заюшка, ну что с тобой? Почему плачешь? Расскажи, в чем дело?

Девочка, сидя на руках  у мамы,  почувствовала себя малышкой, которая ушибла коленку и прибежала, чтобы ее пожалели и подули на ранку. Она расплакалась еще громче и еще горше.

- У тебя что-то случилось? Ты с учительницей повздорила или поссорилась с Прошей? – стала допытываться мама.

Зоя не выдержала и сквозь слезы стала рассказывать о своих проблемах:

- Я… посланница… Великий Сингуляр велел мне спасти детей… нам еще троих… с крестиками… и Золотой шар найти …а уже прошло восемь дней…, — слезы текли не переставая, девочка толком и рассказать ничего не могла, сквозь всхлипывания доносились лишь обрывки фраз.

Мама слушала испуганно и настороженно, она перебрала в уме все книжки, сказки и спектакли, которые с дочкой читали или смотрели, но Великого Сингуляра припомнить не смогла. Что это за персонаж? Откуда у Зои идея о миссии посланницы и Золотом шаре? Случайная  компьютерная игра так ее впечатлила или в школе у ребят новая затея? А может жар у дочки и она бредит?

Мама сидела в задумчивости, а девочка в слезах. Но слезами горю не поможешь! Надо разбираться и с Зойкиным бредом, и с тройками, и с загадочным Сингуляром.

- Давай-ка, Зайчонок, мы с тобой заварим мятного чайку, и ты мне все спокойно и подробно расскажешь.

К слову, Великий Сингуляр свой эксперимент не бросал на произвол, он внимательно наблюдал за тем, что происходит на Земле. Ему было интересно: смогут ли дети оказаться проворнее взрослых? смогут ли подружиться? не бросят ли приключение на полпути? не спасуют ли перед трудностями? Ведь именно от того, как они преодолеют препятствия, какие смогут найти решения и будут зависеть дары, которыми их хочет наградить Всемогущий волшебник.

Знал Сингуляр и про то, как Храптус подслушал Прошу с Зойкой, и как они объединились Лампедузой, и как ребята нашли Василия и Машу, и даже как Зойка «скатилась» на тройки, а теперь они сидят с мамой на кухне, пьют чай и ищут выход из ситуации.

В общем-то, волшебник был на стороне детей. Он существовал во Вселенной уже целую вечность и не помнил себя ни маленьким, ни взрослеющим – ему казалось, что он всегда был Великим и Всемогущим. Интересно было Сингуляру наблюдать за ребятами, он переживал за них, но хотел справедливой победы, потому как награда за победу была заготовлена особенная. Всем наградам награда!

Видя Зойкины страдания, Сингуляр все больше ей сочувствовал. Детские слезы размягчили его космически-холодное нутро. Он стал проникаться сочувствием к своей главной посланнице, Зое Ласточкиной: она смело вступила в игру, добросовестно старалась найти волшебных детей, даже про уроки забыла – все ее мысли были о Золотом шаре. И это при том, что она даже не догадывалась о величии награды, даже не вспоминала о ней, а искреннее стремилась помочь всем детям Земли стать свободными и счастливыми.

Решил Сингуляр посодействовать Зойке и заодно ее друзьям. Поскреб он легонько Млечный путь  и посыпал город щепоткой звёздной пыли, как посыпают солью яичницу на сковородке.

Никто ни за что не догадается, куда эта пыль угодила! То была не промашка Волшебника, а хитрая и добрая уловка, которая впоследствии  выручила ребят.  Но об этом чуть позднее.

И так, Зоя и мама Светлана пили чай, а дочка рассказывала о своем загадочном сне, о Всемогущем Волшебнике, о том, как они с Прошей нашлись и о том, что в воскресенье на прогулке в Петропавловской крепости встретили еще двоих волшебных детей:  Васю и Машу.

Мама внимательно слушала, кивала, недоверчиво задавала уточняющие вопросы, а когда услышала про сомнения Зои в ее прекрасном умении рисовать каракули, всплеснула руками:

- Подожди минутку, Зоюшка — сейчас все поймешь!

Она быстро поднялась, зачем-то ушла в комнату и вернулась с большой картонной папкой.

- Это что? – удивилась дочка.

- Сейчас увидишь, — загадочно подмигнула мама.

Она начала доставать из папки листки с рисунками и раскладывать их перед дочкой:

- Смотри, Зоя! Это твоё творчество – из яслей, из садика, из художественной студии. Я всегда знала, что ты замечательно рисуешь, и все твои каракули-маракули хранила!

Зоя, вытирая кулачками мокрые глаза, удивленно смотрела то на маму, то на свои детские творения. Признаться, ничего прекрасного в этих сумбурных кружочках, людях-головоногах, кривых палочках и непонятных цветных пятнах  она не находила. Хотя мамина довольная улыбка и радостно блестящие глаза  подсказывали дочке, что в рисунках есть нечто замечательное, что пока она не может оценить.

- Вот так-то, моя дорогая художница! Ты действительно хорошо рисуешь, и не только каракули, — мама погладила дочку по голове, и они продолжили разговор о Зойкином приключении. — Какие теперь планы у вашей честной компании?

- Найти Золотой шар и троих ребят. Мама, но я не имела права рассказывать тебе о нашем приключении! – спохватилась девочка.

- Это Великий Сингуляр так велел?

Зойка призадумалась. Стала вспоминать слова Волшебника.

- Он сказал, что о нашей тайне никто знать не должен, но про тебя он ничего не сказал.

- Непростая ситуация.

- Что же теперь делать?

- Полагаю, что теперь нужно извлечь пользу из твоей оплошности. За доверие ко мне я с удовольствием помогу вам искать Золотой шар. Вот прямо сейчас! Ты пойдешь добросовестно делать уроки, а я внимательно изучу в интернете наши питерские достопримечательности. Есть у меня пара идеек!  И еще: я бы на твоем месте попросила Прошу помочь с математикой – у него же такие полезные  способности!

Зойка решала задачки уже совершенно в другом настроении: весело и старательно. На душе стало легко: теперь у нее нет тайны от мамы, и та охотно помогает им в поисках Золотого шара.

-Как мне повезло с мамой! — думала дочка и улыбалась.

-Зайка-Зойка, надо же, сну поверила! – с нежностью размышляла мама о своей дочке. — Ну что за чудный ребенок! Разве можно на нее сердиться? Где же интересно этот загадочный Золотой шар, что за чудеса он хранит?