Глава 5. В которой Зойке и Прохору в Петропавловской крепости улыбнулась удача.

Целую неделю Зойка с Прохором ломали головы, как же им найти еще пятерых волшебных детей. Закавыка ведь была вот в чем: нельзя выдавать тайну обычным школьникам — тем, которых не коснулась звездная пыль. Поэтому, друзья не могли открыто обращаться ко всем ребятам подряд с просьбой показать ладонь.

Наконец, их посетила гениальная идея! Чтобы проверить есть ли крестики на руках у одноклассников и ребят из других классов, но при этом не обнаружить свой секрет, Зойка с Прошей придумали смешную игру «Ладошки-близнецы». Суть ее заключалась в том, чтобы сличать свою ладонь с ладошками других ребят и найти как можно больше похожих черточек, кружочков, петелек. Выигрывают те, у кого обнаружится больше сходств. Особенное значение стоило придавать крестикам и квадратикам — эти знаки были главными в игре. Крестики – понятно почему, собственно, ради  них Зойка с Прохором все и затеяли, а квадратики  — для отвлечения внимания.

Всю неделю на переменках школьники увлеченно играли. Учителя  и грозная вахтерша тетя Паша были удивлены, а еще больше обрадованы тому, что детвора на переменках не бесится, мальчишки не сигают с подоконников, не катаются по перилам, а старательно рисуют, мирно сидят парочками и тихо что-то обсуждают… В ребятах активизировались творческие способности, каждый придумывал свой, наилучший способ изучения ладошки: кто-то отмечал черточки, выделяя их цветной ручкой, кто-то подробно срисовывал все узоры, кто-то намазывал ладонь краской и делал отпечатки на листе, многие запаслись лупами, чтобы не пропустить ни малейшего крестика или квадратика. Зойка с Прохором  были довольны собой и гордились  тем, что они не только ловко вовлекли ребят в своё приключение и организовали поиски волшебных знаков, но и отлично развлекли приятелей.

Неделя подходила к концу. К большому разочарованию Зойки и Прохора, не отыскалось в школе других юных волшебников. Друзья зашли в тупик и не представляли, как в большом городе найти тех, кто им нужен. К выходным ребята и вовсе  приуныли, даже перестали фантазировать о Золотом шаре. Из двадцати дней, данных Великим Сингуляром, пять уже прошли, а посланники волшебника ни на шаг не приблизились к своей цели.

Правда, была одна приятная новость: выяснилось, что сильная сторона Прохора в умении ловко справляться с вычислениями. Во-первых, он лучше всех в классе написал четвертную контрольную по математике. Во-вторых, пока мама в магазине подсчитывала у кассы сдачу, сын это сделал в два счета, куда быстрее мамы. В итоге, обсуждая таланты Прохора, папа высказал предположение, что сын сможет стать экономистом или конструктором, потому что быстро считает в уме, да и вообще с математикой у него полные лады. А если захочет, то сможет и в цирке подрабатывать, решая в уме сложные примеры. Хотя эту идею Прошина мама почему-то не одобрила.

А Прохор-то,  начиная с первого класса, был уверен, что он всегда быстро и легко решал задачки, примеры и уравнения, потому, что математика самый легкий предмет. Оказалось, это не математика слишком простая, а Проша очень способный!

В выходные, мамы Зои и Прохора решили повести детей в Петропавловскую крепость. Во-первых, там была интересная выставка «Чудеса под микроскопом»: крошечные шахматные фигуры, рисунки на рисовых зернышках, подкованная блоха, малипусенькая скрипочка с футляром и много-много крохотных вещиц, которые можно было рассмотреть действительно лишь заглядывая в микроскоп или большую лупу.   Во-вторых, обеим мамам показалось, что ребята выглядят бледными и им нужен свежий воздух:  четверть подходила к концу, пришлось много заниматься и дети устали.

Зойкину маму звали Светланой, а маму Прохора – Еленой. Они давно подружились, еще когда катали вокруг дома коляски с малышами. Однажды случайно разговорились  - и выяснилось, что дети у них близкого возраста: крошке Зоечке было  одиннадцать месяцев, а Проше почти полтора года. У мам появились общие интересы.  Они стали не только вместе гулять, но заходить друг к дружке в гости. Малыши подрастали и тоже подружились.  Потом Зоя с Прошей друг за другом пошли в один и тот же садик, затем — в одну школу. Так окрепла дружба  между семьями Ласточкиных и Подушкиных. Они часто вместе ходили в театры, ездили на экскурсии, отмечали дни рождения. Если кто-то из родителей задерживался на работе, тогда или Ласточкины или Подушкины оставляли у себя Зойку или Прошу. Мама Прохора даже брала Зою отдыхать на дачу – вот это было веселье!

Итак, про выходные. В воскресенье мамы повезли ребят гулять в Петропавловку. И выставка, и экскурсия  — все было замечательно! Там же они увидели, как вертолет высаживает довольных пассажиров и забирает новых, чтобы сделать следующий круг над городом.

-Как это, наверное, интересно — увидеть Петербург с высоты птичьего полета!  - размечтались дети.

Но им сказали: «Только посмотрим на вертолет, и все!». Наверное, мамам было страшновато летать на большой железной стрекозе, но признаться в этом они не захотели.

Поэтому решили лучше попить кофейку на летней террасе, а детей отпустили побегать и исследовать закоулки крепости. Кругом было так много всего увлекательного! Первым делом ребята решили опять сбегать на куртину к Нарышкину бастиону. Эти мощные крепостные укрепления их манили толстыми высокими стенами, с которых была видна Нева, набережные, мосты и даже стрелка Васильевского острова. А, кроме того – настоящая пушка, которая каждый день ровно в двенадцать часов по-полудни дает залп, слышный далеко за пределами крепости.  Но без родителей охранник детей к бастиону не пустил. Зойка сначала огорчилась, но потом  предложила играть в догонялки. Они так весело бегали, что к ним быстро присоединились другие мальчишки и девчонки, гулявшие в Петропавловской крепости. Собралась целая ватага! Погода была отличная, пространства много – бегай, где хочешь, кричи, сколько есть мочи. Свобода!

Вдруг одна из девочек споткнулась о торчащий булыжник и во весь рост растянулась на земле. От боли и обиды она громко заплакала. Ребята остановили игру, и помогли бедолаге подняться. Коленка ее болела, но ссадина оказалась небольшой, а вот ладони она сильно ободрала, даже кое-где сочились капельки крови. Зойка, поддерживая незнакомку, отвела ее в туалет вымыть руки и умыться. Она бережно лила теплую воду, аккуратно стирая с девочкиных ладошек налипшую грязь и песок.

Когда руки стали чистыми, Зоя вдруг обнаружила заветный знак – крестик под указательным пальцем. От удивления ее глаза цвета незабудок, пытливо распахнулись. Девочку удивил Зойкин взгляд, но она расценила его по-своему:

- Я не специально! Я об камень споткнулась! Не сердись на меня, пожалуйста.

- Я не сержусь. Я радуюсь!

- Радуешься тому, что я упала?

- Ну, что ты! Вовсе не этому! Что же я, злыдня какая?

- А чему же тогда?

- Погоди, сейчас расскажу. Тебя как зовут?

- Маша.

-Аа-а-а, — многозначительно протянула Зоя, будто имя имело какое-то особое значение, — а меня — Зоя.

Когда обе девочки  вышли на улицу, Маша уже не плакала, а выжидательно погладывала  то на новую приятельницу, то на собственную ладошку.

- Прошка, это – Маша. Она тоже наша! – выпалила Зойка, увидев Прохора.

- Как?! Не может быть!

- Почему это не может? Ты будто не рад! – насупилась Зойка.

Прохор взял за руку мальчика, стоявшего рядом с ним, и показал Зойке его ладонь:

- Смотри!

Тут рот от удивления раскрыла уже Зойка. Она замерла точно маленький растерянный галчонок, разинув клювик в ожидании вкусного червячка. Повисла пауза, похожая на ту, когда все уже сдали контрольные работы, а звонок еще не прозвенел.

- Это — Василий, это – Зоя, — догадался познакомить ребят Прохор.

Маша подошла ближе к Васе, взяла его за руку.

Ребята молчали, каждый был озадачен своим вопросом. Первой не выдержала Зойка:

- Вы знакомы, что ли? – спросила                                                                                                                                                         она новых приятелей.

- Давно, — ответил Вася,  – уже почти десять лет.

- Мы брат и сестра, — стала помогать ему Маша, —  мы двойняшки.

- А почему вы не похожи?

- Так мы же не близнецы, мы  — двойняшки! Мы —  «двое из ларца не одинаковых с лица», как говорит наш папа, — включился в разговор Вася.

Зойка с Прохором многозначительно переглянулись. Обменялись еле заметными кивками, встали рядышком и протянули свои развёрнутые ладошки Васе и Маше:

- Вот, смотрите! -  гордо сказала Зойка.

Те наклонились и стали рассматривать. Не увидев ничего особенного, одновременно подняли головы:

- А что там?

Прохор с Зойкой озабоченно приблизили руки к глазам. Они испугались, что их таинственные знаки исчезли, но крестики оставались на прежних местах.

Прохор тяжело выдохнул и сказал очень взрослым и серьезным, как у директора голосом:

- У каждого из нас на подушечке под указательным пальцем есть крестик. Это знак! Знак того, что мы волшебные дети.

- Ну-у-у-у, — протянула Маша. Это неинтере-е-сно. Это мы и без вас знали.

- Как знали? От кого знали? – всполошилась Зойка.

- От мамы, — пояснила Маша. — Она нам всегда говорит: «вы — мои волшебные дети». Мама всегда мечтала о двойняшках. Пирожки и котлеты по две штуки съедала. Наконец  волшебство сработало, и мы родились.

-Аа-а-а, тогда не страшно. Мы про другое волшебство – настоящее, —  успокоено произнес Прохор,  - Слушайте, друзья…

И он рассказал Васе и Маше о Зойкином сне, о волшебнике Сингуляре, о тайных знаках и Золотом шаре. Зойка тоже кое-что добавила. Потом ребята стали измерять мизинцы и делиться,  кто что может делать лучше других. Зойка не поленилась сбегать за веточкой, чтобы нарисовать ребятам свои хитрозакрученные  каракули. А Прохор просил задавать ему сложные примеры на устный счет и молниеносно выдавал правильные ответы.

Оказалось, что Вася довольно сильный мальчик и может дольше всех в классе отжиматься от пола и прыгать на скакалке. Прохор с Зойкой ему не поверили:

-А двадцать раз сможешь отжаться?

- Смогу. И больше смогу, — уверенно ответил Василий.

Тут Зойка как выпалит:

- А сто?

- И сто смогу.

- Да вы не переживайте, он и правда сможет! Я сама видела! Он у нас как проштрафится —  двойку или замечание из школы принесет, так и отжимается. Так папа придумал. Потому Васька и сто раз сможет, — довольно хихикнула Маша.

- Показать? – спросил брат.

- Валяй.

Вася перешел на газон  и начал отжиматься. Ребята стали дружно считать:

- Раз, два, три…двадцать пять, двадцать шесть…семьдесят семь, семьдесят восемь…девяносто девять, СТО!

Василий вспотел, разрумянился, но стоял перед ребятами гордый за свое замечательное умение.

- Классно! Ты молодец!

Потом выяснилось, что Маша прекрасно готовит черемуховый торт — это ее коронное блюдо. И получается он у Маши даже лучше, чем у мамы! Девочка не только торт может испечь, но и разные изысканные лакомства. Она сама большая сладкоежка, поэтому любит ими угощать других.  Именно дочке родители доверяют готовить десерты на все домашние праздники. Кроме того, Маша уже несколько лет поет в хоре, а недавно солировала с песней «Крылатые качели».

Ребята еще какое-то время бродили по крепости, обменивались идеями о том, как найти оставшихся троих  детей с крестиками на ладошках и вспоминали, где же в городе они могли видеть Золотой шар.

День подходил к концу, мамы стали звать детей домой.

Расставаясь, друзья обменялись телефонами, чтобы теперь ни за что не потеряться и делиться новостями.

Поздно вечером, когда луна нежно серебрила полноводную Неву, а реки и каналы Петербурга потихоньку засыпали, Зоя, уютно накрывшись одеялом, вспоминала прошедший день: выставку в Петропавловке, мощные равелины, шумную беготню с ватагой ровесников и, конечно же, новых волшебных приятелей – Машу и Васю.

«Прошла неделя, нас уже четверо, столько еще нужно сделать, а времени остается все меньше и меньше» — размышляла Зойка, плавно погружаясь в сон.