Глава 14. В которой ансамбль уличных артистов «Сингулярчики» дает представление Золотым шарам и радует прохожих

 

Великий Сингуляр всю ночь раскладывал пасьянс из голубых и желтых звезд, лепил колобки из темной материи, разбрасывая их во все концы Вселенной, прыгал на Млечном пути, как на батуте — он очень волновался за детей и не находил себе места.

Поначалу волшебник  оставался  равнодушным наблюдателем придуманной им игры. Ему было безразлично, кому достанется Золотой шар: и к детям и ко взрослым он испытывал одинаковую холодность. Только скука и одиночество сподвигли на этот эксперимент Всемогущего и Бесконечного.  Затем он заинтересовался открытыми и талантливыми детьми, и мало помалу волшебник стал проникаться их задором и увлеченностью. Потом, видя как искренне они переживают, как отчаянно ищут волшебных друзей, какими замечательными умениями каждый из ребят обладает, Сингуляр невольно стал желать им победы. Да так полюбились ему юные волшебники, так он поверил в их смелость и доброту, что решил одарить их со всей щедростью.

Великий Сингулял тревожился не безосновательно: что если сон, посланный им Проше, мальчик  не смог правильно разгадать? А что, если их новый, запасной седьмой друг не догадается о своей волшебности или постесняется заявить о себе?

Рассвет приближался, и волнение Сингуляра нарастало с каждым часом.

В преддверии особого дня, каждый из ребят по-своему проводил ночь. Зойка призвала на помощь сладкий сон и, не дождавшись, пока он начнется, быстренько задремала, двинувшись ему навстречу. Проша всю ночь крутился с боку на бок, засыпал и просыпался, переживал о завтрашнем походе. Маша с Васей долго болтали и фантазировали, все ли у них получится, и какое чудо может с ними завтра произойти. Степка полночи читал приключенческую книжку и представлял себя участником большой и сложной экспедиции. Николай  вообще не думал ни о Золотом шаре, ни о волшебнике, ни о завтрашнем походе. Он, в общем-то, не до конца поверил в рассказы ребят, хотя и ввязался в приключение.

Храптус с Лампедузой в этот вечер разошлись очень поздно. Они по карте нашли предположительные места, где мог быть спрятан истинный Золотой шар. Самыми подходящими   им показались мосты – Малоконюшенный и Почтамтский.

Их план был таков: пока дети пойдут от площади Ломоносова к Исаакиевскому собору, они с Лампедузой, проследив за ними,  метнуться к Малоконюшенному мосту и исследуют его. Это можно сделать быстро —  там всего четыре шара. Потом догонят школьников и опять тайно последуют за ними. А когда окончательно убедятся, что школьники действуют по указанию подброшенного письма, двинутся в сторону реки Мойки к Почтамтскому мосту.  Только планируя свой маршрут, ни Храптус, ни Лампедуза не изучили досконально, где какой мост находится и сколько на каком мосту шаров!

-Таким образом, — сделал заключение коварный Храптус, — мы и за детьми проследим, и свои дела обтяпаем хитроумно и незаметно. А пока детки доберутся до Петропавловки, мы уже давно будем искать волшебный шар у Почтамтского моста. Когда уж они дотопают своими маленькими ножками до Инженерного замка – волшебство будет у нас!

Утро субботы выдалось как по заказу: теплым и солнечным. Зоя с мамой и Прохор с папой встретились во дворе и дружной компанией направились на встречу с остальными ребятами. К одиннадцати часам они уже ожидали всех на «ватрушке». К площади примыкала удивительная улица Росси: архитектор ее спланировал по принципу Золотого сечения. Теперь эта небольшая улица считалась самой гармоничной в Петербурге. Справа от площади, взятая в скобки чугунной ограды, неспешно текла река Фонтанка. Через Фонтанку перекинулся мост Ломоносова. Четыре уютные башенки, соединенные попарно толстыми чугунными цепями, приветливо поблескивали шарами.

-Кстати, мост Ломоносова, когда его только построили, назывался Екатерининским, — подсказал ребятам Прошин отец.

Стали подходить другие участники квеста и вскоре собрались все. Ребята были взволнованы, они переживали, что могут не узнать свой Золотой шар. Родители видели волнение детей, но не понимали, в чем дело. День рождения Зои Ласточкиной – это приятный праздник  с приключением – квестом. Зачем же так волноваться?

И только Зойкина мама знала всю правду о Золотом шаре и причине ребячьего беспокойства. А на днях она случайно обнаружила удивительную вещь! Но решила до поры до времени не говорить об этом, чтобы не спутать планы, полагая, что она могла ведь и ошибиться.

-Ну что, друзья? Прощайтесь с родителями до вечера и в поход! – скомандовал папа Прохора.

Когда компания поисковиков проводила родителей,  Проша торжественно указал на мост Ломоносова:

-Вот наш первый объект.

-Четыре шара. Высоко! – рассудительно заметил Николай.

-Как же нам все-таки понять, какой шар волшебный? – развела руки Маша.

Ребята, соглашаясь с ней, дружно закивали головами:

-Да! Точно! Как мы его отличим?

-Друзья, — предположила мама Зои, — может быть, действовать наоборот:  вы сами будете проявлять себя Золотым шарам, а нужный шар подаст вам знак?

-Хорошая идея, тётя Света! — обрадовался Прохор.

И голосом главнокомандующего обратился к друзьям:

- Вспомните все ваши замечательные способности и придумайте, как можно их использовать, чтобы заинтересовать Золотой шар.

-Зоя, ты нарисуешь свою замечательную каракулю, и мы будем ее показывать шарам! – обрадовался Прохор.

Зойка смутилась, она и представить не могла, что ее дурашливые рисунки могут сослужить полезную службу:

- Нет, это не сработает… Что такое мои каракули, чтобы на них волшебный шар откликнулся?!

- Сработают — не сработают, но попробовать стоит, — резонно заметил Степан. –У меня, кстати есть альбом и фломастеры – держи и малюй скорее! А я  стану красиво свистеть, чтобы твои рисунки художественным свистом поддерживать.

- А я колесом пройдусь и сальто стану крутить! – весело предложил Василий.

- Тогда я буду под Степин свист громко подпевать! – вызвалась Маша, вспомнив, как любила она запевать в хоре.

- А у меня вот что есть!  — Николай достал из рюкзака разноцветного робота, похожего на скорпиона. – Смотрите, что он может!

Коля нажал пару кнопок, что-то подкрутил в брюшке у пластмассового насекомого и робот-скорпион побежал вокруг ребят, весело размахивая клешнями и хвостом.

- Видите, какая вышла славная история! Тут не только шар, а целый дворец догадался бы, что его ищут, — пошутил Прошкин папа.

К счастью, Храптус и Лампедуза не слышали ребячьих планов. Они стояли на другой стороне Фонтанки и наблюдали за детьми издали. Им было совершенно не понятно, что за чехарда творится на мосту: одна девочка размахивает листом бумаги,  другая поет во весь голос, мальчишка свистит, его приятель ходит колесом по тротуару, да еще какое странное животное снует между всеми.

- Хорошо, что другие  родители не видят этот балаган,  — с улыбкой шепнула тётя Света Денису Владимировичу.

-Что за цирк устроили? – недоумевал  и сердился  Храптус.

-Не обращайте внимания, Вячеслав Фердинандович,  — успокоила его Лампедуза, —  эти мерзкие дети постоянно кривляются.

Ребята старались изо всех сил, но эта кутерьма веселила лишь солнечные лучики, задорно игравшие на золотистых боках шаров.

- Значит, не эти, — серьезно сказал Николай, останавливая свое чудо техники.

- Похоже, ты прав. Стоп машина! — скомандовал Прохор, -  Ребята, идем дальше!

Компания, не теряя боевого духа, двинулась по намеченному маршруту. Дети были так увлечены, что никто не обратил внимания, как Прохор случайно выронил карту с маршрутом.

А это было как раз на руку коварным взрослым!

- Ага, вот их пометочки! – довольно хихикнул Храптус. – Дети выбрали именно те места, где шары высоко над землей. Значит, поверили подложному письму! Будут теперь от шпиля к шпилю ходить  - вот и славненько, вот и славненько!

Ребята, обнаружили потерю карты, миновав улицу Росси и оказавшись уже на Невском проспекте.

- А дальше мы идем к Казанскому собору, – уверенно заявил Прохор.

- Зачем? К Инженерному замку ближе! – возмутился Коля

- Ничуть не ближе, к тому же, нами такой маршрут разработан. Сейчас покажу.

Но показывать было нечего, карта уже давно выпала… Между друзьями возник спор — куда идти: в сторону Инженерного замка, а потом на Петропавловку, или же по плану Прохора двигаться в строну Казанского собора, а потом к Адмиралтейству.

-Можно я вам компромисс предложу, — вмешался в ребячью перепалку Денис Владимирович, Прошин отец. – Инженерный замок, кстати, его называют еще Михайловским, от нас в двух шагах: сейчас мы свернем на Садовую — и считайте, что пришли. Один из шаров тут же увидим.

- Точно, — подхватил Николай. – И я так считаю!

- Дальше мы пройдем по прекрасному Михайловскому саду, выйдем к Спасу-на Крови и к Малоконюшенному мосту.

- Но, дядя Денис,  нам нужны шары на большой высоте! — заспорила Зойка.

- Нам нужно все шары исследовать, Зоя, — сурово ответил Коля. Он как самый старший из ребят, мало поверил найденному письму. А Денис Владимирович о нем и вовсе не знал.

- Но письмо?

- Письмо — письмом, а шары — шарами, — сказал, Николай, как отрезал.

Папа Проши продолжил:

- После Малоконюшенного моста мы можем сделать небольшой крюк к Казанскому собору, а можем двинуться прямиком по Мойке к Дворцовой площади, а там у нас Исаакиевский собор и Адмиралтейство. Останутся силы – дойдем до Петропавловки. Или же  направимся  к Почтамтскому мосту, до него оттуда  рукой подать. Как, согласны?

Ребята приняли план Дениса Владимировича. Перепалке и сомнениям был положен конец.

Подойдя к Инженерному замку, компания возобновила свое представление со свистом, пением, акробатическими кульбитами и  чудо-роботом.  Зойка размахивала рисунком, а Проша с Колей хлопали и танцевали под «Калинку-малинку».

Прохожие удивленно оглядывались на детей. Кто-то даже поинтересовался:

- Это у вас самодеятельность?

- Точно, — быстро сориентировалась Зоина мама. – Группа уличных артистов «Сингулярчики».

- Странное название, — поморщилась тётенька.

- Отличное название, женщина! Запоминайте, вы нас скоро по телевизору увидите!  - находчиво поддержал идею Денис Владимирович.

Храптус с Лампедузой смотрели на детское представление и недоумевали – что эти баламуты затеяли? Для чего устраивают концерты?

- Это они собирают с прохожих деньги на жвачки и чипсы! – предположила Ламинария Петровна.

Но как «Сингулярчики» ни старались – шар оставался равнодушным и холодно поблескивал золотом, отражая небо и плывущие мимо облака.

- Минус два шара! – огорчился Степан, – Зря я так красиво свистел.

- Не зря, Степочка! Ты видел, сколько людей на нас смотрели и улыбались? — утешила его Маша, – А как хлопали!

- Кстати, товарищи артисты,  тётя Света уже и название придумала вашей бродячей труппе  — «Сингулярчики», — подбодрил ребят Денис Владимирович.  - Двигаемся дальше!

Следуя новому плану, ребята прошли через Михайловский сад, на выходе полюбовались разноцветными, похожими на елочные игрушки, куполами собора Спас-на-Крови. Затем прямиком направились к Малоконюшенному мосту.

-Ого-го! Сколько же здесь шаров! — заголосили дети.

Степа побежал считать шары по одной стороне моста, а Маша по другой. Сбившись несколько раз со счета, ребята вернулись обратно, так и не узнав, сколько шариков украшает ограду.

Храптус с Лампедузой решили отказаться от намеченного плана. Они чинно прохаживались вдоль дома Генриха Шлимана,  того самого, что  раскопал легендарную Трою.

Время было полуденное, и на мосту и поблизости толпились туристы, разглядывая великолепный собор и покупая сувениры. Поэтому коварных взрослых, издали наблюдающих  за детьми, было не отличить от гостей города.

Выступление «Сингулярчиков» оказалось здесь вполне уместным. Ребятам так понравились веселые золотые шарики, что они их развлекали не жалея сил, а после сорвали шквал аплодисментов от зрителей. Один важный иностранец даже захотел купить листок с Зойкиными каракулями — «на память о талантливых русских детях».

Но ни один из множества золотых шариков не откликнулся на старания ребят.

Зойка достала батистовый носовой платок и стала начищать им один из шаров — а вдруг это поможет?  Шар засверкал и Зойка отражалась в нем, точно принцесса в зеркале. Она стала проделывать это с другим шаром, с третьим – ей очень понравилось видеть себя в образе принцессы.

- Зоя, не задерживайся, мы уходим! – позвала ее мама. Зойка погладила на прощанье шарики, чмокнула один из них в блестящую щечку и побежала догонять друзей.

- Вячеслав Фердинандович, вы заметили, что сделала эта девчонка?

- Конечно, но я не понял -  зачем она начищала шары?

- А зачем она поцеловала Золотой шар?

- Значит, в этом есть особый смысл. Особый смысл! Наверняка это часть их секретного плана! – подняв к небу указательный палец, сделал многозначительный вывод Храптус.

- А что она нашептывала шару? И почему они ушли, бросив шары? Хотели нас обдурить?

- Бросили и замечательно, замечательно – нам больше достанется! Дети пошли искать золотые шары на шпиле Адмиралтейства и на Исаакиевском соборе. У нас уйма времени. И я предлагаю остаться здесь. Здесь надо остаться! Чует мое сердце, что один из этих маленьких шариков именно тот, который мы ищем. Устами младенцев, знаете ли…, — дальше Ламинария уже не слышала своего предводителя.

Неожиданно появилась Зойка и чуть не столкнулась нос к носу с Храптусом и Лампедузой. Она потеряла на мосту заколку для волос и вернулась за ней. Подняв заколку, девочка еще раз нежно погладила золотые шарики и, убегая, шепнула им:

- Ждите, мы скоро вернемся! И не скучайте без нас!

- Вы слышали, Вячеслав Фердинандович?

- А я вам что говорю! Надо срочно искать! Искать пока они не вернулись!

- Глупая девчонка, ха-ха-ха! Сама выдала нам тайну! – порадовалась нежданной удаче Ламинария.

- Да, друзья ей этого не простят!  - потирая руки, ехидно ухмылялся Храптус.

Они достали носовые платки, разошлись по разным сторонам моста и начали до блеска начищать золотые шарики ограды, а потом и нацеловывать их.

Их странные действия привлекли внимание людей.

- Это у вас субботник? — поинтересовался первый прохожий.

- Субботник, субботник. Идите, гражданин, своей дорогой, не мешайте работать, — сердито ответил ему Храптус.

Потом к Лампедузе стала приставать женщина:

- Вы так любите свой город, да? По собственной инициативе мост намываете?

- По собственной, дамочка. Не мешайте. Лучше собором полюбуйтесь.

- Надо же, как петербуржцы свой город любят, Миша! — растроганно  обратилась туристка к мужу,  — Носовыми платками мосты протирают, ограды нацеловывают, а у нас даже главную улицу заасфальтировать не могут и в парке фонари починить.

- Да-а-а, культурный народ живет в культурной столице, — поцокав языком, отозвался муж.

Заинтересовавшись тем, что делают с шариками странные люди, подбежали двое ребятишек:

- Тетя, тетя, дайте шарики потереть!

- Кыш, паршивцы, — прошипела им в лицо Лампедуза

- Злючка, злючка! Злючка-закорючка! – весело подразнили ее дети и убежали.

Тем временем компания юных волшебников подходила к самому сердцу Петербурга — Дворцовой площади. Пока шли вдоль Мойки, Денис Владимирович рассказывал   много интересного об истории зданий на набережной.

Наконец  со стороны Певческого моста ребята вышли к Эрмитажу. Им открылся красивейший в мире вид: просторная площадь, Александрийский столп с Ангелом-хранителем Санкт-Петербурга, роскошный Зимний дворец, Арка Главного штаба, а за площадью — Александровский сад и Адмиралтейство.

Все остановились, чтобы полюбоваться красотой родного города.

- У нас по плану Адмиралтейство? – спросил Прошин отец.

- Да, да, — дружно закивали искатели волшебного шара.

И дети наперегонки побежали через площадь.

-На светофоре остановитесь! – закричала вслед Зоина мама.

Когда подбегали к пешеходному переходу, Степа вдруг сказал Прохору:

- Я вчера полночи читал приключенческий роман, а потом сон про него видел. В нём тоже клад искали! Прямо как мы!

- Здорово! – ответил Проша.

И тут его будто молнией прошибло.

- Сон! Как я мог забыть? Конечно же, сон! Про страшную темную птицу и ожерелье из золотых шаров.

Прохор остановился и повернулся лицом к площади. Что-то не давало ему двигаться в сторону Адмиралтейства. Ребята уже собрались у светофора и ждали родителей Зои и Прохора.

-Проша, ты что-то забыл? – подойдя к сыну, поинтересовался папа.

-Нет, папа, я как раз вспомнил, — задумчиво ответил мальчик, —  Вспомнил кое-что важное!

И махнул рукой к ребятам:

- Идите сюда! Скорее возвращайтесь!

Когда все подбежали и окружили Прохора, он произнес:

- Мне на днях приснился странный сон. Будто мы с вами на Дворцовой площади, а вокруг золотые шары. Потом они превратились в старые апельсины, а в конце — в мыльные пузыри. И  большая черная птица полопала их клювом. Что бы это могло значить? Может, это сон-подсказка?

Ребята начали наперебой задавать вопросы про птицу, про шары, про себя самих… Горохом посыпались интересные  идеи и предположения.

Вдруг кто-то  - а в шуме голосов    было не разобрать кто —  выкрикнул:

- Ворота Эрмитажа!

- Точно! Шары на воротах Эрмитажа! – воскликнул Прохор.

- Прошка, мы   их даже на потерянной карте забыли отметить!

- А они ведь тоже выше наших голов, — покачал головой  Николай.

И вся ватага двинулась к воротам Эрмитажа.

Точно так же, как неделей раньше на этом месте стояли в растерянности Храптус с Лампедузой, так и ребята смотрели и недоумевали:  три арки, в каждой — ворота и над воротами — по золотому шару в когтях у двуглавого орла.

- Ну что стоите, артисты? – обратился к удивленным  детям Денис Владимирович. – Начинайте представление!

- И верно, что мы встали как соляные столбы? — рассмеялся Степа.

«Сингулярчики» начали концерт.

Зойка размахивала листом с каракулями и пританцовывала, Маша пела «Калинку-малинку», Степа ей художественно подсвистывал, Прохор и Коля сначала просто хлопали, а потом пустились вприсядку, а Вася крутил вокруг них колесо. Это было веселое и необычное представление!

Собрался любопытный народ. Кое-кто притопывал и прихлопывал. Некоторые даже  стали подпевать. Откуда-то появился пакет, и в него начали бросать деньги. Две нарядные заграничные бабульки, покидав  свои рюкзачки на землю, не устояли перед заводной русской музыкой и пошли в пляс, громко подпевая, ломая незнакомые слова: «калынка-малынка-малынка-мая». Аплодисменты нескончаемым потоком обрушивались на всю честную компанию.

Ребята вошли в раж. Кажется, они уже и забыли, ради чего устроили представление. Зрители их так бурно поддерживали, что даже ради этого хотелось петь и танцевать.

А кроме того, они ведь отмечали Зойкин день рождения! Почему бы не позабавиться от души? Уже и Мама Зои с Прошиным папой вошли  в подтанцовку, подпевая и прищелкивая пальцами. Веселились на всю катушку! Кажется, даже орлы на воротах приподнимали когтистые лапы и кивали обеими головами в такт «Калинке-малинке». Но дети были так увлечены представлением, что перестали следить за знаками.

Наконец, силы артистов иссякли, и праздничное действо постепенно остановилось. Зрители начали потихоньку расходиться.

- Опять пусто? – разочарованно спросила Зойка

- Похоже на то, — еще не отдышавшись, опустила голову Маша.

- Давайте хотя бы передохнем, — попросил Вася, — Я уже устал.

- Можно у Александровской колонны посидеть. Идем?